6+
Мобильная версия

МБУК «ЯРМ»
Муниципальное бюджетное учреждение культуры
Ямальский
районный музей

    Телефоны:
    8(34996) 3-04-58
    Факс:
    8(34996) 3-04-58
    Электронный адрес:
    yarsale-muzey@yandex.ru
    Адрес:
    629700, Тюменская область, Ямало-Ненецкий автономный округ, Ямальский район, с. Яр-Сале, ул. Худи-Сэроко д.18
    Часы работы:
    Рабочее время:
    с 900 до 1830
    Перерыв на обед:
    с 1230 до 1400
    Суббота:
    с 1000 до 1800
    без обеда
    Выходные дни:
    Воскресенье
    Главная » Посетителям » Обменно-передвижная выставка "Мангазея"

    Обменно-передвижная выставка "Мангазея"

    Мангазея

    Города имеют свои судьбы. Некоторые, возникнув в незапамятной древности, существуют и доныне. Другие проживают свою жизнь за несколько веков, и тихо засыпают, забытые потомками. Третьи вспыхивают и сгорают, подобно комете, оставив нам лишь овеянное тайной имя — Златокипящая Мангазея.

    Сегодня, спустя более 400 лет, мало кому известно даже название Мангазея. А ведь когда-то, на рубеже XVI и XVII вв. отряды русских землепроходцев и полярных мореходов при своем движении «встречь солнцу» создали за полярным кругом в нижнем течении реки Таз мощный форпост — город и крепость, известную по историческим документам как «златокипящая Мангазея», «украсно украшенная», «благословенная» царская вотчина. Географическое ее открытие и влияние на развитие арктического мореплавания несравнимо ни с одним из других сибирских городов XVII в. Именно Мангазея, стала отправным пунктом для тех, кто шел на самый северный полуостров Азии - Таймырский, к «великой и славной» реке Лене.

    Городище Мангазея - памятник археологии общероссийского значения, утверждённый Постановлением Совета Министров РСФСР №1327 от 30.08.1960 г. Датируется XVII веком н. э., расположен в Красноселькупском районе ЯНАО. Просуществовал город всего 71 год, но за этот короткий срок успел сыграть одну из самых значимых ролей в истории освоения Севера русским населением. Удачное расположение, активная торгово-хозяйственная деятельность привели к расцвету поселения.

    Исследование памятника проводилось поэтапно. Первым засвидетельствовал местоположение памятника в 1914 г. И. Н. Шухов. В 1946 г. городище впервые обследовал профессиональный археолог В. Н. Чернецов. Начиная с 1968 г. на Мангазее впервые были проведены крупномасштабные раскопки под руководством М.И. Белова, которые продлились четыре полевых сезона. С 1999 г. по настоящее время работы на памятнике ведёт ООО НПО «Северная археология - 1». За такой достаточно продолжительный срок исследования накопилось огромное материальное наследие, десятки тысяч предметов. Это детали кораблей и сооружений, одежда и обувь, предметы быта и ремесел и многое другое. Такая обширная коллекция нуждается в экспонировании, с использованием современных средств и ресурсов.

    Своим необычным названием город обязан энецкому роду Монгкаси, обитавшему некогда в низовьях Таза. Дата основания острога - 1601 г. Основатели - воеводы князь Мирон Шаховской и Данил Хрипунов. Как город, Мангазея, появился непосредственно в 1606/7 г., и это был типично русский, точнее северорусский город в Сибири.

    В начале XVII века, в период своего наивысшего расцвета, на месте небольшого Мангазейского острога возникла монументальная крепость, ставшая композиционным центром архитектурного ансамбля всего города. В 1607 году при воеводах Давыде Жеребцове и Курдюке Давыдове началось строительство городских оборонительных сооружений, состоящих из сплошных городен - клетей. К этому времени относится и строительство пяти башен кремля, в которых несли службу стрельцы, наблюдавшие за Мангазейской округой. В состав Мангазейского гарнизона входило 100 стрельцов.

    За стенами кремля, общая протяженность которых составила более 280 м., находились приказная изба - администрация воеводы, стрелецкие сторожки, воеводские усадьбы, зеркально отражающие одна другую. В отдаленные русские города назначались по два воеводы одновременно. Здесь же разместилось одно из самых значительных культовых сооружений города - пятиглавая Троицкая церковь. Церковь играла значительную роль в жизни города. Она являлась хранительницей царской казны и в то же время заимодавцем: давала средства жителям посада на развитие торгов, промыслов и ремесел.

    В результате археологических исследований городища было выяснено, что стены и другие постройки Мангазеи ставились непосредственно на грунт, прямо на слой щепы. Вечная мерзлота здешних мест способствовала хорошей сохранности нижних венцов строений, и по этой причине не было необходимости устраивать специальные фундаменты.

    Стены были усилены пятью квадратными в основании башнями, снаряженными пушечными нарядами, затинными пищалями и бойницами:

    Давыдовская башня: 6,4x6,4 м. высота 9,3 м.

    Ратиловская башня: 4,3x4,3м., высота до 6 м.

    Размеры Успенской и Зубцовской башен в настоящее время не известны.

    Спасская (проезжая) высотой до 11,4 м.

    Посад с проживающими в нем ремесленниками и охочими людьми от крепости отделяла 40-метровая незастроенная зона.

    Первые 20 лет существования города были временем его расцвета. Кроме пушной торговли, наличествовал и пушной промысел, осуществляемый приезжими из разных городов Руси артелями. К зиме они расходились на промыслы, возвращались в город к лету. В городе постоянно жили ремесленники, кузнецы, пивовары, корабелы.

    В летнее время основным средством передвижения был водный транспорт. Здесь использовались прибывшие в Мангазею с Руси кочи. Коч - это морское деревянное парусно-гребное судно, созданное поморами и ходившее на севере России в XVI-XVII вв.

    Название «Коч» связано со словом «коца» - ледяная шуба, т.е. вторая ледовая обшивка судна. Конструкция дна коча противостояла сжатию во льдах, т.к. оно имело яйцеобразную форму для выжимания на поверхность льда.

    Делались кочи из «мелкослойного» сухого соснового леса, упругого и гибкого, стойкого при сжатии льдами. В длину судно достигало 18-19 м., в ширину 4-4,5 м., поднимало до 2000 пудов груза. К каждому кочу прилагалось по два якоря и павозка (лодки), судна были оснащены одним парусом, команда, в зависимости от типа коча, составляла от 10 до 40 чел.

    По подсчетам исследователей, в XVII в. ежегодно в морские плавания по северным маршрутам выходило до 65 кочей, без учета тех судов, что крейсировали в устье Печеры и Мезени, отправлялись на Новую Землю и в Карское море. На протяжении всего периода своего расцвета Мангазея принимала до 30 государственных и частных кочей в год.

    Одним из основных видов хозяйства в Мангазее было рыболовство. Доказательством этому являются находки деревянных поплавков, грузил, игл и шаблонов для вязания сетей, железных крючков, блесен. К этой группе вещей можно отнести и орудия первичной обработки рыбы - деревянные ножи для снятия чешуи.

    Грузила для сетей относятся к типу кибасов, которые представляют собой берестяные футляры в виде сложенных вдвое овальных или вытянутых прямоугольных полос, прошитых по дуге. Внутрь футляров помещался груз (камень). Сбоку грузила имеют форму дуги, усеченной книзу. Нижний край был прямой, дуговидный и подтреугольный.

    Можно с уверенностью предполагать, что одними из занятий постоянных жителей Мангазеи были профессиональная заготовка рыбы и изготовление продуктов из нее (порса, юрок, рыбий жир, осетровый клей) для снабжения и продажи промышленникам. Природные ресурсы реки Таз вполне это позволяли.

    Охотничий промысел характеризуется как вещевым материалом (детали черкана, наконечники стрел, распялки), так и сбором костей и фрагментов шкур с территории памятника.

    Найденные стрелы характеризуют добычу разнообразных животных - оленя, выдру и бобра, водоплавающую птицу, пушного зверя. Судя по составу костного материала, охотничий промысел был направлен на добычу пищи. В массовом количестве добывались зайцы и куропатки, меньше - олень, глухарь, водоплавающая дичь, редко - лось, медведь, росомаха, волк.

    В охоте на крупного зверя, очевидно, использовалось и огнестрельное оружие, имевшееся, видимо, не только у гарнизона, но и у посадских жителей и приезжих промысловиков. Пули от ручных пищалей отливались мангазейцами в песчаниковых и железных пулелейках. Диаметры пуль варьируют от 0,9 до 1,3 см.

    С пушным промыслом, очевидно, связаны деревянные распялки для сушки шкурок зверьков. Они представляли собой дощечки вытянутой куполовидной формы.

    В городе имелось самое разнообразное снаряжение для охоты: совершенное для того времени огнестрельное кремневое оружие, луки со стрелами, арбалеты, разновидности сторожевого лука, деревянные капканы - клепцы, черканы. Тем не менее, судя по составу костных остатков животных, мы можем говорить о том, что в окрестностях города процветала мясная охота, а пушнину добывали на значительном расстоянии.

    Широко распространенным в Мангазее транспортным средством были нарты. Экспедицией под руководством М.И. Белова была собрана весьма солидная коллекция относительно полно сохранившихся экземпляров и несколько фрагментов лыж. Все лыжи были отнесены к типу скользящих, распространенных в Древней Руси с XI века.

    Благодаря мерзлоте культурного слоя, при раскопках разных лет собрано около 900 различных деревянных изделий, не считая деталей построек (бревен, досок, кольев, дверей), нагелей, заостренных палочек, неопределенных фрагментов. Дерево резали ножами, скобелями, специализированными резцами, сверлили буравчиками, лучковыми сверлами, долбили долотами и теслами с использованием киянок, раскалывали клиньями, пилили.

    Архитектурные детали представлены: фрагментами оконниц - 17 фрагментов от косящатых оконных рам, 2 рамами от волоковых окон, 4 экземплярами фигурных деталей интерьера и 1 причелиной.

    Рамы косящатых окон состояли из четырех весьма широких планок. Между собой планки крепились в пазах деревянными шпильками или железными гвоздями. Одна рама сохранилась полностью.

    Все найденные ключи (целые экземпляры) относятся к навесным замкам.

    Освещалось жилище восковыми свечами, для крепления которых использовались специальные приспособления - светцы, представляющие собой длинные, четырехгранные, плавно заостренные штыри, верхние утолщенные торцы которых увенчаны двумя и тремя плоскими «пружинками» для крепления лучин.

    Нельзя не отметить относительно частые находки написания на различных предметах букв, слов и фраз. Надписи сделаны на самых различных предметах для самых разных целей: на товарах (бочки и бирки) для доставки, отправки и получения груза и его реализации; на личной утвари и хозяйственных предметах (посуде, распялке, азбуке) для обозначения собственности; на берестяном черновике для подготовки настоящей челобитной; на коже как записка - послание; на доске в качестве учебного пособия - азбуки.

    Найденные надписи свидетельствуют о распространении грамотности среди значительной части мангазейского населения - торговцев и промысловиков. Особенно интересна находка фрагмента азбучной доски, которая подтверждает, что Мангазея, по сути, была городским поселением, в котором имелась система образования. Особенно показательна надпись владельца на оборотной стороне азбуки, которая свидетельствует об обучении в коллективе (школе).

    В Мангазее проживало постоянное население, что подтверждается присутствием детей, которое засвидетельствовано наличием обуви и игрушек. Среди обуви есть и явно детская, в том числе совсем маленькая, типа пинеток. Игрушки очень простые, сделаны на скорую руку. Некоторые игрушки имеют аналогии с игрушками из раскопок средневековых русских городов.

    Исследования Мангазеи показали, что жители и гости города проводили свой досуг за играми. Найдено большое количество шахматных фигур, кубиков и стаканчики от игры в зернь. Всего в Мангазее за годы раскопок собраны 261 шахматная фигурка и 8 «шахматниц» - шахматных досок. Очевидно, шахматы, наряду с «зернью» и картами, играли значительную роль в официальной и теневой экономике Мангазеи и Мангазейского уезда. Например, в 1634-1637 гг. годовой доход с государственной бани, которая была в Мангазее официальным местом азартных игр, превышал таможенный сбор и составлял огромную по тем временам сумму - 649 рублей.

    Несмотря на наличие власти церковной организации в городе - служителей четырех культовых зданий (три храма и одна часовня), русское население сохраняло древние поверья и представления, исполняло языческие обряды. Обряды выполнялись как при начале строительства капитальных объектов - печь, сруб избы, так и при дальнейшей жизни в доме и, вероятно, занимали значительное место в мировоззрении человека XVII века одновременно с христианской идеологией.

    Новые раскопки Мангазеи проводились на посаде в стороне от главных культовых зданий - Троицкой соборной церкви, церквей Успения и Макария Желтоводского, часовни Василия Мангазейского. Во время раскопок особое внимание уделялось месту нахождения вещей, размещению относительно деталей жилища (дверей, пола, печи и т.д.) и взаиморасположению. В ходе исследований при раскопках Мангазеи были многократно зафиксированы следы магических строительных обрядов. Они обнаружены практически в каждой из шести полностью и девяти частично вскрытых построек и представляют собой как отдельные предметы, так и специфические наборы, намеренно положенные под различные части построек.

    Приклады, размещенные под основанием печи, встречены в двух вариантах: в виде двойного кольца и в виде компактной группы, включающей резную скульптуру коня.

    Костные останки животных, сопровождающие в прикладах фигурки коней, вполне согласуются с традиционными русскими жертвоприношениями домовому.

    Несомненно, с обрядовыми действиями связаны находки рядом с хлевом восковых шариков. Известно, что воск церковных свечей считался веществом, обладающим защитной силой. Восковые шарики прилеплялись пастухами на русском севере к шкуре коров, для защиты этих животных от болезней и увечий.

    Зафиксированные в мангазейских постройках разнообразные виды строительных прикладов наглядно характеризуют одну из малоизученных сторон духовной культуры жителей средневекового русского города.

    Известно, что у мангазейцев практиковалась многочисленные ремесла. Одной из отраслей мангазейского хозяйства была резьба по кости, в том числе по таким трудным для обработки материалам, как мамонтовый бивень, моржовый клык и китовый ус. Найдены расколотые заготовки, а также вырезанные из них прямоугольные в сечении брусочки, кубики-заготовки костей для игры в зернь. Рог, как правило, шел на изготовление оленьей упряжи, рукояток ножей и т.п. Из кости изготовлены украшения в виде накладок, застежки - пясики, гребни, обушки ножей, шахматы.

    Изделия из кости, рога и бивня мамонта представлены так же гребнями. Все гребни выполнены из одной пластины, толщиной - 0,3-0,4 см, составных гребней и гребней с накладками нет.

    Коллекция предметов, свидетельствующая о кожевенном и портняжном ремеслах, представлена шильями, швейными иглами, колодками для шитья обуви, более 1345 фрагментами кроя обуви и более 7 тысячами мелких обрезков кожи. Несомненно, шили не только примитивные поршни, но и башмаки, за исключением сапог на высоком каблуке, явно привезенных. Здесь же шили ножны. Кожа использовалась свиная и коровья, хорошо выделанная и продубленная, вероятно, привозная.

    Особо хотелось бы выделить туфли и башмаки с высокими, искусно и добротно сделанными каблуками. Эта обувь не могла использоваться для повседневной жизни при хозяйственных делах. В ней можно было ходить только по ровным мостовым и деревянным полам в домах. То есть существовала мода и культура одежды (в данном случае обуви), предназначенной на выход.

    В городе существовало местное сапожное и скорняжное ремесло, что подтверждается находками специальных инструментов (шилья, иглы, сапожные молоточки, обувные колодки и др.), а также массового количества обрезков кожи.

    Наряду с качественными плотными, явно привозными тканями из шерсти, окрашенными в зеленый и желтый цвета, в Мангазее были и простые саржевые ткани. Судя по технике изготовления, эти ткани производились кустарями на примитивном вертикальном станке.

    Довольно большое количество найденных вязаных вещей и записи в таможеных книгах о завозе шерстяных нитей позволяют сделать вывод о местном вязальном и плетневом ремесле.

    Интересные данные получены по результатам паразитологического анализа образцов человеческих волос. Среди большого количества срезанных волос и очёсов не найдено признаков заражения людей педикулёзом. Это показывает высокий уровень гигиены людей, проживающих в Мангазее, - мытье в бане было частым занятием, а одежда, скорее всего, регулярно просушивалась и коптилась над курной печью, зимой промораживалась.

    Значительную роль в жизнеобеспечении города играли привозные товары. Судя по находкам, сюда везли ткани и готовые одежды, веревки, кожу и кожаные изделия (прежде всего - обувь), стеклянную, высококачественную (ремесленного производства) керамическую и точеную деревянную посуду, тару, металл и металлические изделия, украшения (бусы, перстни, пуговицы, серьги), костяные шахматы, гребни (хотя, вероятно, часть шахмат и костяных гребней могли изготавливаться и на месте). К этому стоит добавить: транспортные средства (лодки, карбасы, лыжи), продукты питания, книги и т.д.

    Изделия из стекла представлены в большом количестве, из которых преобладающими являются бусы, фрагменты посуды и пуговицы.

    Явно привозными является большая часть железных изделий: судовые скобки, гвозди, сапожные подковки, сверла перовидные и спиралевидные, пищали, клинки ножей, кресала ножницы, шилья, топоры, швейные иглы, сапожный молоток, чашечка, сундучные накладки, ручки сундуков, замки, ключи, дверные пробои, ручки разновесов, гирьки, светцы.

    Ножи представлены двумя типами. Все они относятся к столовым ножам.

    Изделия из цветного металла представлены: перстнями, серьгой, накладкой ременной, пряжками ременными, пинцетами ювелирными, монетами.

    Разнообразие привозных вещей в Мангазее было очень значительным для простого городского поселения, что подтверждает представление о Мангазее как о богатом торгово-ремесленном центре, который, судя по находкам, являлся еще и центром культурно-досуговой жизни Крайнего Севера Сибири.

    Кроме письменности, жители города обладали знаниями счета и мер. В раскопках найдены палочки и бруски с засечками и зарубками.

    Местные умельцы вырезали и вытачивали из дерева кухонную и хозяйственную утварь: коробочки, пеналы, шкатулки, чаши, черпаки и блюда, корытца, цельные и наборные рукоятки ножей и шильев и т.п.

    Корыта - типичной формы, сделаны из цельного дерева, прямоугольные в плане, с округлым дном и выступами - ручками на торцах.

    Ложки - вырезаны из капа. Они характеризуются короткой ручкой и неглубоким черпалом линзовидной или каплевидной формы.

    Из прямослойных кусков березы были вырезаны и 6 небольших ковшиков. Были найдены ковши разных форм и размеров. Они наиболее близки маленьким ковшикам простой формы без носика.

    Найдены также мутовки - инструменты для взбивания сливок двух типов.

    Широко распространена была в домашнем обиходе мангазейцев простейшая в изготовлении берестяная посуда, которая имела вид прямоугольных коробок с низкими бортиками, выполнявших, видимо, роль блюд и, вероятно, солонок.

    Целый ряд обстоятельств обусловил постепенное угасание Мангазеи, завершившееся переносом ее на новое место. В 1616—1619 гг. правительство, обеспокоенное угрозой проникновения западноевропейских торговых компаний морским путем в Обскую губу, запретило его использование. Но более существенное влияние на судьбы Мангазеи оказало постепенное истощение пушных ресурсов. Уже в 1640-е гг. обнаружилось их перенапряжение. По мере удаления мест добычи ценного зверя на восток, Мангазея теряла прежнее значение базы пушных промыслов.

    Интенсивная добыча пушнины вполне закономерно привела к резкому уменьшению поголовья ценных зверьков. К середине сороковых годов объёмы поступлений в государеву казну существенно снизились, а поток промышленников и купцов заметно ослаб. Снабжение Мангазеи опасным Мангазейским ходом вскоре стало невыгодным. Начался закат «златокипящей».

    Свою роль сыграло и развитие местного сибирского земледелия: промышленникам становилось выгоднее не перевозить хлебные запасы из Поморья, а закупать хлеб в Сибири.

    В 1672 году мангазейский гарнизон, а вместе с ним и всё население города перебрались в низовья Енисея — в Новую Мангазею (прежнее Туруханское зимовье). После оставления Мангазеи русское население покинуло р. Таз, прекратил существование и обратный путь Тазом и Обской губой на Русь.

    Угасание Мангазеи, нарушение кратчайших связей Мангазейского уезда и Северо-Западной Сибири в целом с Нижним Приобьем и Европейской Россией имели отрицательные последствия для хозяйственного состояния этого региона.

    Башни и стены Мангазейского кремля и посадские постройки постепенно ветшали и разрушались. Спустя годы город ушел под землю, порос травами и кустарником, его остатки, скованные мерзлотой, поросли бурьяном, а на имя некогда славного города на целых два столетия легла печать забвения.

    Историю археологических исследований Мангазеи можно разделить на три

    этапа.

    Первый этап (1735 - 1947 гг.) - это исследования, которые представляли собой натурное обследование места городища. Собственно археологические исследования города Мангазеи были начаты в 1946 г. Мангазейской экспедицией Ленинградского арктического научно-исследовательского института (ЛАНИИ) под руководством В.Н. Чернецова. Особую ценность в его работе представляет профессионально снятый план памятника и его описание. Ко времени появления следующих исследователей Мангазеи памятник был серьезно разрушен рекой — не стало двух крепостных башен и несколько объектов посада. Сейчас полный план кремля, Зубцовскую и Давыдовскую башни можно видеть только на съемке В.Н. Чернецова.

    Второй этап включает в себя широкомасштабные стационарные археологические раскопки. Для продолжения исследований была создана комплексная историко-географическая Мангазейская экспедиция. Руководство экспедицией осуществлялось д.и.н. М.И. Беловым. По результатам исследований была написана двухтомная монография, на основании раскопок сделаны графическая и объемная реконструкции города (кремля и посада).

    Богатая коллекция найденных предметов, капитальные постройки, выявленные при раскопках, дали основание М.И. Белову и его коллегам сделать вывод о значительном количестве населения, постоянно проживающего в городе.

    Третий этап включает в себя археологические раскопки последних двух десятилетий на территории посада. Для изучения сохранившегося слоя в 2000 году археологическое исследование Мангазеи было возобновлено Центром историко-культурного наследия (ЦИКН) Нефтеюганского района под руководством Г.П. Визгалова. В этом же году был сделан новый визуальный осмотр, который позволил составить глазомерный план современного состояния памятника. Материалы, полученные экспедицией ЦИКН (с 2003 года — экспедицией НПО «Северная археология»), превзошли все ожидания. Научный потенциал Мангазейского городища оказался далеко не исчерпанным, а число и разнообразие находок — просто поразительным: на площади всего в 259 кв. м. в недокопанных ранее остатках 9 построек было найдено около 10 ООО изделий и более 30 ООО археологических образцов.

    Суммируя результаты всех исследований можно сделать вывод о том, что планировка города была следующей: кремль, посад, пристань.

    После неоднократного обследования памятника не удалось найти места захоронения жителей поселения, кроме нескольких могил, обнаруженных при раскопках храмов, и нескольких похожих на могилы ям, найденных при осмотре окрестностей Мангазеи. Вопрос о месте расположения городского кладбища остается открытым.

    Результаты исследований позволяют сделать вывод о том, что постоянными жителями Мангазеи были не промысловики и большей частью даже не служилые люди, а население (торговцы, ремесленники, рыбаки, скотоводы, игроки и др.), занятое в инфрастуктуре пушного промысла и обеспечивающее промысловиков и аборигенные народы всеми необходимыми по потребностям того времени товарами и изделиями.

    ...Археологические источники Севера Сибири этого периода немногочисленны, а письменные источники в основном предоставляют информацию, связанную с культурой высшего сословия, материалы же иностранных путешественников зачастую фантастичны и не соответствуют действительности. Материалы археологических исследований Мангазеи, дают возможность оценить и определить влияние и значение русской культуры в формировании современной культуры аборигенных народов Севера.

    Закрыть
    Сообщение об ошибке
    Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
    Расположение ошибки: .

    Текст ошибки:
    Комментарий или отзыв о сайте:
    Отправить captcha
    Введите код: *

    Закрыть

    Выдержка из Закона N 124-ФЗ

    Классификация информационной продукции

    Глава 2. Классификация информационной продукции

    Статья 6. Осуществление классификации информационной продукции

    Информация об изменениях:

    Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 1 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

    См. текст части в предыдущей редакции

    1. Классификация информационной продукции осуществляется ее производителями и (или) распространителями самостоятельно (в том числе с участием эксперта, экспертов и (или) экспертных организаций, отвечающих требованиям статьи 17 настоящего Федерального закона) до начала ее оборота на территории Российской Федерации.

    2. При проведении исследований в целях классификации информационной продукции оценке подлежат:

    1) ее тематика, жанр, содержание и художественное оформление;

    2) особенности восприятия содержащейся в ней информации детьми определенной возрастной категории;

    3) вероятность причинения содержащейся в ней информацией вреда здоровью и (или) развитию детей.

    Информация об изменениях:

    Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 3 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

    См. текст части в предыдущей редакции

    3. Классификация информационной продукции осуществляется в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона по следующим категориям информационной продукции:

    1) информационная продукция для детей, не достигших возраста шести лет;

    2) информационная продукция для детей, достигших возраста шести лет;

    3) информационная продукция для детей, достигших возраста двенадцати лет;

    4) информационная продукция для детей, достигших возраста шестнадцати лет;

    5) информационная продукция, запрещенная для детей (информационная продукция, содержащая информацию, предусмотренную частью 2 статьи 5 настоящего Федерального закона).

    ГАРАНТ:

    Об определениии возрастного ценза основной телевизионной передачи с учетом содержания сообщений "бегущей строки" см.информацию Роскомнадзора от 22 января 2013 г.

    Информация об изменениях:

    Федеральным законом от 2 июля 2013 г. N 185-ФЗ часть 4 статьи 6 настоящего Федерального закона изложена в новой редакции, вступающей в силу c 1 сентября 2013 г.

    См. текст части в предыдущей редакции

    4. Классификация информационной продукции, предназначенной и (или) используемой для обучения и воспитания детей в организациях, осуществляющих образовательную деятельность по реализации основных общеобразовательных программ, образовательных программ среднего профессионального образования, дополнительных общеобразовательных программ, осуществляется в соответствии с настоящим Федеральным законом и законодательством об образовании.

    Информация об изменениях:

    Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 5 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

    См. текст части в предыдущей редакции

    5. Классификация фильмов осуществляется в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона и законодательства Российской Федерации о государственной поддержке кинематографии.

    Информация об изменениях:

    Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 6 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

    См. текст части в предыдущей редакции

    6. Сведения, полученные в результате классификации информационной продукции, указываются ее производителем или распространителем в сопроводительных документах на информационную продукцию и являются основанием для размещения на ней знака информационной продукции и для ее оборота на территории Российской Федерации.

    Статья 7. Информационная продукция для детей, не достигших возраста шести лет

    К информационной продукции для детей, не достигших возраста шести лет, может быть отнесена информационная продукция, содержащая информацию, не причиняющую вреда здоровью и (или) развитию детей (в том числе информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом эпизодические ненатуралистические изображение или описание физического и (или) психического насилия (за исключением сексуального насилия) при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве насилия и (или) осуждения насилия).

    Статья 8. Информационная продукция для детей, достигших возраста шести лет

    К допускаемой к обороту информационной продукции для детей, достигших возраста шести лет, может быть отнесена информационная продукция, предусмотренная статьей 7 настоящего Федерального закона, а также информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом:

    1) кратковременные и ненатуралистические изображение или описание заболеваний человека (за исключением тяжелых заболеваний) и (или) их последствий в форме, не унижающей человеческого достоинства;

    2) ненатуралистические изображение или описание несчастного случая, аварии, катастрофы либо ненасильственной смерти без демонстрации их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику;

    3) не побуждающие к совершению антиобщественных действий и (или) преступлений эпизодические изображение или описание этих действий и (или) преступлений при условии, что не обосновывается и не оправдывается их допустимость и выражается отрицательное, осуждающее отношение к лицам, их совершающим.

    Статья 9. Информационная продукция для детей, достигших возраста двенадцати лет

    К допускаемой к обороту информационной продукции для детей, достигших возраста двенадцати лет, может быть отнесена информационная продукция, предусмотренная статьей 8 настоящего Федерального закона, а также информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом:

    1) эпизодические изображение или описание жестокости и (или) насилия (за исключением сексуального насилия) без натуралистического показа процесса лишения жизни или нанесения увечий при условии, что выражается сострадание к жертве и (или) отрицательное, осуждающее отношение к жестокости, насилию (за исключением насилия, применяемого в случаях защиты прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства);

    2) изображение или описание, не побуждающие к совершению антиобщественных действий (в том числе к потреблению алкогольной и спиртосодержащей продукции, пива и напитков, изготавливаемых на его основе, участию в азартных играх, занятию бродяжничеством или попрошайничеством), эпизодическое упоминание (без демонстрации) наркотических средств, психотропных и (или) одурманивающих веществ, табачных изделий при условии, что не обосновывается и не оправдывается допустимость антиобщественных действий, выражается отрицательное, осуждающее отношение к ним и содержится указание на опасность потребления указанных продукции, средств, веществ, изделий;

    3) не эксплуатирующие интереса к сексу и не носящие возбуждающего или оскорбительного характера эпизодические ненатуралистические изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной, за исключением изображения или описания действий сексуального характера.

    Статья 10. Информационная продукция для детей, достигших возраста шестнадцати лет

    К допускаемой к обороту информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет, может быть отнесена информационная продукция, предусмотренная статьей 9 настоящего Федерального закона, а также информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом:

    1) изображение или описание несчастного случая, аварии, катастрофы, заболевания, смерти без натуралистического показа их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику;

    2) изображение или описание жестокости и (или) насилия (за исключением сексуального насилия) без натуралистического показа процесса лишения жизни или нанесения увечий при условии, что выражается сострадание к жертве и (или) отрицательное, осуждающее отношение к жестокости, насилию (за исключением насилия, применяемого в случаях защиты прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства);

    3) информация о наркотических средствах или о психотропных и (или) об одурманивающих веществах (без их демонстрации), об опасных последствиях их потребления с демонстрацией таких случаев при условии, что выражается отрицательное или осуждающее отношение к потреблению таких средств или веществ и содержится указание на опасность их потребления;

    4) отдельные бранные слова и (или) выражения, не относящиеся к нецензурной брани;

    5) не эксплуатирующие интереса к сексу и не носящие оскорбительного характера изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной, за исключением изображения или описания действий сексуального характера.